А.. Б.. В.. Г.. Д.. Е.. Ж.. З.. И.. К.. Л.. М.. Н.. О.. П.. Р.. С.. Т.. У.. Ф.. Х.. Ц.. Ч.. Ш.. Щ.. Э.. Ю.. Я..


«МИР ИСКУССТВА», русское художественное объединение. Идея его создания и главные творч. установки сформировались в сер. 1890-х гг. в петерб. кружке молодых художников и любителей искусства во главе с А. Н. Бенуа, С. П. Дягилевым, Д. В. Философовым. Фактически первой выставкой «М.и.» (ещё не носившей этого названия) была выставка рус. и фин. художников в Петербурге (1898). Как выставочный союз (под эгидой одноим. журнала), «М.и.» существовал до 1904. В 1904-10 большая часть мастеров «М.и.» вошла в Союз рус. художников; в 1910 объединение возродилось в расширенном составе (выставки продолжались до 1924), однако уже утратило единство творч. позиций. Основное ядро «М.и.» составляли петерб. художники (Бенуа, Л. С. Бакст, К. А. Сомов, М. В. Добужинский, Е. Е. Лансере, А. П. Остроумова-Лебедева); в разное время в «М.и.» входили также И. Я. Билибин, А. Я. Головин, И. Э. Грабарь, Н. К. Рерих, К. А. Коровин, Б. М. Кустодиев, Б. И. Анисфельд, Н. П. Ульянов, Н. С. Сапунов, С. Ю. Судейкин, А. А. Арапов. В выставках «М.и.» участвовали В. А. Серов, М. А. Врубель, А. М. и В. М. Васнецовы, И. И. Левитан, М. В. Нестеров, Б. Д. Григорьев, Н. С. Гончарова, М. Ф. Ларионов, В. В. Кандинский и др. рус., а также иностр. мастера. Худож.-мировоззренческая платформа «М.и.» была достаточно неоднородна, противоречива и разделялась не всеми членами этого объединения. Обострённым неприятием мн. черт современной им бурж. цивилизации объясняется самодовлеющий эстетизм «М.и.», а также пассеизм - своеобразный худож. культ минувших эпох (прежде всего 17 и 18 вв., наряду с худож. претворением традиций древнерусского искусства, фольклора, тем русской истории). Это «ретроспективное мечтательство» «М. и.» имело романтич. окраску, не лишённую вместе с тем иронии и самопародии. Стремление к «эстетическому преобразованию» окружающей действительности, утончённое стилизаторство сочетались у мастеров М. и.» с пропагандой «чистого» искусства и нередко аполитичностью (это не относится к творчеству Серова. Добужинского и некоторых др.); отсюда - декларированное «М.и.» неприятие «программной» живописи позднего передвижничества, открытая полемика с В. В. Стасовым и И. Е. Репиным. С др. стороны, существенно также начавшееся с сер. 1900-х гг. размежевание «М.и.» с зарождающимися крайне левыми течениями в рус. искусстве (авангардизмом). Поиски единого стилеобразующего начала художниками «М.и.», имевшие точки соприкосновения с теорией и практикой европ. и рус. модерна и символизма, с наибольшей полнотой выразились в их обращении к театру и искусству оформления книги. Стремясь к возрождению театра как «синтетического произведения искусства» (отчасти под влиянием идей Р. Вагнера), художники «М.и.» опирались на опыт мастеров Моск. частной рус. оперы С. И. Мамонтова (1885-1904) во главе с В. Д. Поленовым, Врубелем и Коровиным, а также изучали новые принципы постановочных решений Мейнингенского театра (гастролировавшего в России в 1885 и 1890). Главными задачами «М.и.» в сфере театра были борьба с рутиной, штампами, низкой живописной культурой, псевдоисторич. условностью либо чрезмерным бытовизмом, царившими на казённых сценах, утверждение зрительно-изобразительного строя как одного из важнейших компонентов спектакля, стилистич. цельность оформления во всех его деталях (декорации, занавесы, костюм, бутафория, аксессуары, грим, освещение) и его неразрывная связь с музыкой, хореографией, режиссурой, драматургией (мастера «М.и.» нередко были либреттистами новых балетных спектаклей). Этим задачам целиком отвечали широта худож. воззрений и почти универсальная эрудиция ведущих мастеров «М.и.». «Стиль, идеальная мера и пропорция, идеально выдержанная условность» (Бенуа) стали программной установкой их театр, деятельности. Стремление художников «М.и.» к расширению границ образно-худож. выразительности спектакля в нач. 20 в. совпало с творч. деятельностью реформаторов русского театра. Первые значительные балетные работы Головина, Коровина, Бакста связаны с имп. театрами Петербурга и Москвы; позднее художники «М.и.» сыграли решающую роль в деятельности Русских сезонов и Русского балета Дягилева, тесно сотрудничали также с труппами Анны Павловой, Иды Рубинштейн, «Балле рюс де Монте-Карло», «Гран балле дю марки де Куэвас», крупнейшими театрами Европы и Америки. В значительной степени русский балет обязан мировой славой «М.Л.» (?). После Окт. революции некоторые из художников «М.и.» приняли активное участие в становлении сов. театра (балетные спектакли на сценах Петрограда-Ленинграда и Москвы оформляли Головин и Коровин); ряд лучших сценографич. решений «М.и.», связанных прежде всего с деятельностью дягилевской антрепризы, неоднократно возобновлялся в разл. труппах мира (в т. ч. в России). Историч. заслуга художников «М.и.» в том, что они с необычайной последовательностью и худож. полнотой утвердили принцип синтетич. мышления в области театр.-декорационного искусства, подняли сценографию на тот уровень, который является образцом для художников театра вплоть до наст. времени.

(Источник: Русский балет. Энциклопедия. БРЭ, "Согласие", 1997)
МИ..

ДОБРОВОЛЬСКАЯ

ДОЧЬ КАСТИЛИИ

ЗОЛОТАЯ РЫБКА

КОНСТАНТИНОВА

КОНТИ ДЕ САЛЕ

КРАСНЫЙ ВИХРЬ

ЛЮБОВЬ БЫСТРА

МОЛОДОЙ БАЛЕТ

НАЯДА И РЫБАК

РУССКИЙ БАЛЕТ

СВЕТЛЫЙ РУЧЕЙ

СЕМЬ КРАСАВИЦ

СЕРЕБРЕННИКОВ

СОЛЛЕРТИНСКИЙ

СТАЛЬНОЙ СКОК

(c) Русский балет 2009-2015