А.. Б.. В.. Г.. Д.. Е.. Ж.. З.. И.. К.. Л.. М.. Н.. О.. П.. Р.. С.. Т.. У.. Ф.. Х.. Ц.. Ч.. Ш.. Щ.. Э.. Ю.. Я..


БАЛЕТ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ. Хореографические номера появились на телеэкранах во 2-й пол. 40-х гг. Позже ТВ стало знакомить зрителей не только с отдельными фрагментами из балетов, снятых в студийных павильонах, но и с целыми спектаклями, транслируемыми из театра. Первый оригинальный телебалет «Граф Нулин» Б. В. Асафьева по поэме А. С. Пушкина был пост. на ЦТ в 1959 балетм. В. А. Варковицким (сцен. его же, оператор Д. О. Зайцев, худ. К. Н. Ефимов, С. А. Петерсон; с О. В. Лепешинской, С. Г. Коренем, А. И. Радунским, Я. Г Сангович). Создатели «Графа Нулииа» стремились не подражать театр, спектаклю, зафиксированному на плёнке: они снимали балет, приближая его к игровому худож. фильму. Каждый использованный здесь приём становился открытием нового жанра: мультипликация в начальных титрах, съёмки на натуре, введение панорамы пейзажей, частая смена ракурсов; танец героев, снятый через отражение в зеркале, что усиливало глубину кадра; параллельный монтаж, остроумно применённый в эпизодах, связанных с отношениями господ и слуг; комбинированная съёмка в сцене «оживающего» портрета хозяина дома и др. Драматургически чёткое чередование игровых и танц. эпизодов, крупных и общих планов создавало целостность всего произведения. Через сближение принципов игрового кино и хореодрамы Варковицкий выявлял специфику оригинального телебалета.
Оригинальный телебалет, таким образом, становился не хореогр. спектаклем, перенесённым со сцены театра на телеэкран, а совершенно самостоят, произв., не имеющим своего сценич. первоисточника и созданным специально для ТВ и по законам ТВ. Жанр телебалета синтезировал завоевания совр. хореографии и выразительных средств ТВ.
В кон. 60-х гг. артисты Большого театра Н. И. Рыженко и В. В. Смирнов-Голованов в т/о «Экран» стали осуществлять свои постановки, предназначенные специально для телеэкрана: «Ромео и Джульетта» на муз. П. И. Чайковского (1968, сцен. те же, реж. М. И. Володарский, оператор В. И. Железняков, худ. В. Я. Левенталь; с Н. И. Бессмертновой и М. Л. Лавровским), «Трапеция» С. С. Прокофьева (1970, сцен. О. И. Доброхотова, С. Р. Сапожников, Рыженко, реж. Ф. С. Слидовкер, Смирнов-Голованов, оператор Ф. А. Кефчиян, худ. тот же; с Е. С. Максимовой, В. В. Васильевым, Л. И. Власовой), «Озорные частушки» на муз. Р. К. Щедрина (1970, сцен. и реж. В. И. Граве, Рыженко, Смирнов-Голованов, оператор А. М. Тафель, худ. М. А. Соколова, М. Н. Ромадин; с Н. И. Сорокиной, Ю. К. Владимировым), «Белые ночи» на муз. А. Шёнберга (сцен. те же, реж. Рыженко, Смирнов-Голованов, операторы Г. И. Рерберг, Н. И. Москвитин, худ. Левенталь; с Н. В. Тимофеевой и Лавровским); «Федра» А. Л. Локшина (сцен., реж., операторы и худ. те же; с Тимофеевой, Лавровским и В. А. Левашовым), «Московская фантазия» на муз. В. П. Артёмова (сцен., реж. и операторы те же; с Тимофеевой и А. Б. Годуновым) - все в 1972. Специфику телебалета хореографы видели в активном использовании съёмочных средств; замедленная, ускоренная и комбиниров. съёмка, применение двойных экспозиций и сложного монтажа, введение «стоп-кадров» и выделение крупным планом отдельных движений и жестов и т. д. В «Ромео и Джульетте» они впервые драматургически оправданно использовали в телебалете рапид, которым сняли сцену любовного свидания героев. Замедленно-плавные движения и прыжки танцовщиков гармонично сочетались с ритмом музыки Чайковского, создавая иллюзию бесконечно протяжного парения влюблённых над землёй. Благодаря такому способу съёмки балетмейстеры выделяли данную сцену из всего контекста телебалета, делая её лирич. кульминацией телевиз.-хореогр. рассказа. Многое из открытого Рыженко и Смирновым-Головановым уже прочно вошло в арсенал выразит. средств оригинального телебалета.
Иной подход к созданию телебалета показали последующие работы. В кон. 70-х гг. на студии «Лентелефильм» были сняты произв., ставшие своего рода классикой этого жанра и принёсшие ему огромную популярность у зрителей: «Галатея» (1977, по мотивам пьесы Б. Шоу «Пигмалион», вариации Т. И. Когана на темы музыки Ф. Лоу; сцен. и реж. А. А. Белинский, балетм. Д. А. Брянцев, оператор Р. Л. Черняк, худ. Л. Л. Луконина; с Максимовой, М. Э. Лиепой, В. Н. Гуляевым и др.; приз «Злата Прага» на Междунар. конкурсе телефильмов в Чехословакии, 1978) и «Старое танго» Когана (1979, сцен. и реж. Белинский и Брянцев, балетм., оператор и худ. те же; с Максимовой, С. Н. Радченко, Е. И. Балуевой, М. В. Зениной, Г. М. Абайдуловым). В отличие от Рыженко и Смирнова-Голованова, Брянцев и Белинский в своих пост. отказались от зрелищных эффектов съёмки и телетрюков. Они выявили специфику ТВ через необычное для балета обыгрывание пространства, введение пантомимно решённых сцен и прежде всего через хореографию, носящую не условно-абстрактный характер, а жанрово-бытовой, с обилием мелких движений, удачно смотрящихся на телеэкране. А игровые эпизоды сделали танц. ткань этих постановок более живой и эмоциональной. Брянцев доказал, что хореография телебалета не должна повторять лексику и приёмы традиц. балетного спектакля. Он же первым попробовал применить в «Старом танго» «ракурсную» съёмку, выстраивая хореогр. композиции с учётом будущего перемещения камеры и варьирования пространства. Именно здесь заложено одно из осн. преимуществ оригинального балета на ТВ. В постановках Брянцева и Белинского неожиданно раскрылась индивидуальность Максимовой, обратившейся к комедийным ролям и гротесковому языку совр. танца. Приоритет хореографии и игровая стихия телебалетов Брянцева и Белинского нашли своё продолжение в последующих произв. этого жанра, прежде всего в «Анюте» на муз. В. А. Гаврилина (по рассказу А. П. Чехова «Анна на шее», 1982, «Ленфильм» по заказу Гостелерадио СССР; сцен. Белинский, балетм. Васильев, реж. Белинский, Васильев, оператор Г. С. Мараджян, худ. Б. С. Маневич; с Максимовой, Васильевым, Абайдуловым; Гос. пр. РСФСР, 1984). Непосредств. «речью» чеховских героев в «Анюте» стал танец, основанный на классич. лексике. Всё, что можно было «сказать» в телебалете без танца, решалось средствами пантомимы и актёрской игры. Васильев и Белинский сближали природу драм. телеспектакля и телебалета, именно в этом «сближении» обнаруживая специфику балета на телеэкране.
«Галатея», «Старое танго», «Анюта» - своеобразная кульминация развития жанра оригинального телебалета. Созданные также на ленингр. ТВ сцен. и реж. Белинским Дом у дороги» на муз. Гаврилина (1984, балетм. Васильев), «Чаплиниана» на муз. Ч. Чаплина (1987, балетм. Абайдулов), «Женитьба Бальзаминова» Гаврилина (1989, балетм. О. Т. Тимуршин) по-разному воплощали уже найденные приёмы постановки телебалетов.
На моск. ТВ в 1989 хореограф С. В. Воскресенская, используя арсенал выразит. средств ТВ, пост. остроумный телебалет-шутку «Новогодний детектив» на попурри из классической музыки (Гл. ред. муз. программ ЦТ, сцен. Воскресенская, реж. С. В. Конончук, оператор А. П. Соколов, худ. З. Ф. Новосёлова; с С. В. Исаевым, В. П. Тимашёвой, Т. Г. Палий), обратившись к редкому жанру весёлой хореогр. пародии и возродив зрительский интерес к оригинальному телебалету. Её след. работа на ТВ «Размышление на тему. Гамлет», на муз. Д. Д. Шостаковича (1991, т/о «Телетеатр», сцен., реж. и худ. те же, оператор Г. И. Зубанов; с В. А. Малаховым, Л. В. Васильевой, Н. П. Сайдаковой) - выявляет специфику телебалета через приближение к психологич. театру, подробно анализирующему внутр. жизнь героев.
Оригинальный телебалет - одно из гл. завоеваний союза хореографии и ТВ, ставший самостоят. видом худож. творчества. Работы, сделанные в этом жанре, заметно расширили репертуар ведущих танцовщиков (прежде всего Максимовой), позволив хореографам воплотить муз. и лит. произв., которые не были осуществлены на театр. сцене.
Помимо самостоятельных постановок, на ТВ с нач. 60-х гг. создаются экранизации уже известных классич. и совр. балетных спектаклей, а также фильмы-концерты с участием ведущих танцовщиков. В нач. 90-х гг. фильмотека ТВ насчитывала ок. 300 назв. телеэкранизаций балетов, фильмов-концертов, фильмов-портретов, посв. творчеству выдающихся мастеров танца и деятелей хореографии, а также оригинальных телебалетов.
Фильмография. Среди экранизаций классич. и совр. балетных спектаклей: «Вальпургиева ночь» (1971, балетм. Л. М. Лавровский, реж. В. И. Граве, оператор А. М. Тафель; с Е. С. Максимовой, С. К. Власовым, Ш. Х. Ягудиным), «Раймонда» (1973, балетм. и оператор те же, реж. Ф. С. Слидовкер; с Н. В. Тимофеевой, Н. Б. Фадеечевым, А. А. Лапаури) «Паганини» (1974, балетм. и оператор те же, реж. Граве; с М. В. Кондратьевой и Я. Д. Сехом), «Жизель» (1975, хореография Ж. Коралли, Ж. Перро, М И. Петипа, балетм. Л. М. Лавровский, реж. тот же, оператор К. В. Апрятин; с Н. И. Бессмертновой, М. Л. Лавровским, Г. В. Козловой), «Шопениана» (1977, хореография М. М. Фокина, реж. и оператор те же; с Бессмертновой, А. Ю. Богатырёвым, Козловой), «Поэзия танца» («Айседора» и «Болеро»; 1977, балетм. М. Бежар, реж. М. М. Плисецкая, Тафель, оператор Тафель; с Плисецкой), «Кармен-сюита» (1978, балетм. А. Алонсо, реж. Слидовкер, оператор тот же; с Плисецкой, А. Б. Годуновым, С. Н. Радченко) - все телефильмы-балеты сняты в т/о «Экран»; «Лесная сказка» (по балету «Шурале», 1980, «Лентелефильм», балетм. Л. В. Якобсон, реж. О. В. Рябоконь, оператор И. П. Наумов; с Т. Г. Тереховой, В. А. Будариным, Н. С. Остальцовым), «Адам и Ева (по балету «Сотворение мира» А. П. Петрова; 1982, т/о «Экран», балетм. и реж. Н. Д. Касаткина и В. Ю. Василёв, оператор Тафель; с Максимовой, С. В. Исаевым), «Золушка» (1985, «Лентелефильм», балетм. К. М. Сергеев, реж. В. Ф. Окунцов, оператор В. Н. Булаенко; с Г. Т. Комлевой, М. Ф. Даукаевым), «Маскарад» на муз. А. И. Хачатуряна (1985, балетм. Н. И. Рыженко, В. В. Смирнов-Голованов, реж. Слидовкер, оператор Г. И. Рерберг; с Н. А. Долгушиным. С. И. Смирновой, Н. З. Барышевой), Дама с собачкой» Р. К. Щедрина (1986, балетм. Плисецкая, реж. Б. Д. Галантер, оператор Е. В. Анисимов; с Плисецкой и Б. Г. Ефимовым), Девять танго и ... Бах» на муз. А. Пьяцоллы и И. С. Баха (1986, балетм.Д. А. Брянцев,реж. Слидовкер, оператор Тафель; со Смирновой. С. В. Барановым), «Браво, Фигаро!» (1987, балетм., реж., оператор те же; с В. П. Кирилловым, С. Б. Цой, В. Г. Саркисовым), «Идиот» на муз. П. И. Чайковского (1987, балетм. Б. Я. Эйфман, реж. и оператор те же; с В. В. Михайловским, В. Н. Морозовой, Р. В. Купреевым), «Шекспириана» на муз. Г. Пёрселла и Чайковского (по балетам «Павана мавра», «Гамлет», «Ромео и Джульетта»; 1988, балетм. Рыженко, Х. Лимон, реж. и оператор те же; с Долгушиным, Смирновой, Комлевой) - все телефильмы-балеты сняты в т/о «Экран»; «Египетские ночи» (1988, «Лентелефильм», хореография Фокина, балетм. Сергеев, реж. Е. В. Попова, оператор И. А. Попов; с А. А. Асылмуратовой, Ф. С. Рузиматовым, А. П. Дмитриевой), «Ковбои» на муз. Дж. Гершвина (1990, «Союзтелефильм», балетм. Брянцев, реж. Слидовкер, оператор Тафель; с Г. Н. Крапивиной и Кирилловым).
Среди фильмов-концертов: «Хореографическая симфония» (1971, реж. Слидовкер, оператор Ф. А. Кефчиян; с Бессмертновой, Лавровским, Максимовой), Дуэт» (1973, реж. и оператор те же; с Максимовой и Васильевым), «Хореографические новеллы» (1973, реж. Граве, оператор Тафель; с Плисецкой, Н. И. Сорокиной, Ю. К. Владимировым) - все фильмы-концерты сняты в т/о «Экран»; «Свидание с Терпсихорой» (1982, реж. Попова, оп. П. Л. Засядко; с Колпаковой, Комлевой, А. И. Сизовой), «Раймонды многоликий образ» (1983, реж. тот же, оп. Р. Л. Черняк; с Комлевой, Г. С. Мезенцевой, Л. А. Кунаковой) - оба фильма-концерта сняты на «Лентелефильме»; «Я хочу танцевать» и «Фрагменты одной биографии» (оба 1985, Гл. ред. муз. программ ЦТ, реж. Н. Ф. Шевченко, М. Н. Доценко, оператор О. М. Богданов; с Максимовой, Васильевым), «Гран па в белую ночь» (1987, реж. О. М. Виноградов и Ю. В. Серов, оператор Б. Х. Волох; с Бежаром, Асылмуратовой. О. И. Ченчиковой, Рузиматовым, Мезенцевой), «Темы к размышлению» (1988, реж. К. В. Артюхов, оператор Засядко; с Н. Р. Макаровой, А. Е. Осипенко, Виноградовым) - все фильмы-концерты сняты на «Лентелефильме».

(Источник: Русский балет. Энциклопедия. БРЭ, "Согласие", 1997)
БА..

БОГДАНОВ-БЕРЕЗОВСКИЙ

ВАСИЛЕВСКАЯ-МАТЮХИНА

РИТМИСТОВ АССОЦИАЦИЯ

РИТМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

(c) Русский балет 2009-2015